Как исключить из школы агрессивного ребенка

«От него все стреляются»: как избавить класс от ученика с деструктивным поведением

Как исключить из школы агрессивного ребенка

«У нас Давид посреди контрольной включил на полную громкость какую-то тупую музыку. Татьяна Владимировна стала с ним разбираться, кричать, дневник отобрала. Все отвлеклись, время потеряли, я тоже. Не успела все решить», — объясняет мне дочь тройку по математике. Оценка, конечно, на ее совести, но о подобных выходках Давида она рассказывает то и дело.

Такие дети есть в большинстве классов — независимо от престижа школы и возраста учеников. Они могут кричать на уроках (о переменах и говорить нечего), лупить соседей по парте, обзывать одноклассников, хамить учителям.

Могут вытворять и вещи похуже: воровать, распивать алкоголь в школе, употреблять психотропные вещества и склонять к этому одноклассников. Но такие случаи мы рассматривать не будем — здесь все и проще, и сложнее одновременно: противоправные поступки находятся в ведении полиции.

И если вина ученика будет доказана, убрать его из класса нетрудно.

А как быть тем, кто несколько часов в день находится в одном помещении с неуправляемым одноклассником, который может и харкнуть, и оскорбить, и завопить, но при этом никаких правонарушений не совершает? В первую очередь этот вопрос волнует родителей. На родительских форумах описаний «неадекватов» в классе и того, что они вытворяют, — очень много.

Вот лишь несколько цитат от пользователей сайта umama.ru.

— Ребенок полный неадекват, родителям до фонаря, вчера … требовал в раздевалке подать его одежду, потому что не может ее сам найти … причем требовал грубым матом, свидетели есть.

— Ходили летом в пришкольный лагерь, там Вася пряжкой от ремня разбил одному мальчику голову. Вызывали родителей, скорую, улеглось … Теперь объектом для Васи стал мой сын.

По мелочи рассказывать не буду, но сегодня Вася зарядил ему по уху так, что сын некоторое время ничего не слышал.

[Потом] Вася расцарапал однокласснице МЕЛОМ лицо! Вы представляете, как надо давить на мел, чтобы на лице были царапины?

— У сына был похожий одноклассник, доставал всех, включая классную.

Вот вроде нормальный ребенок, но то на соседа гуашь выльет, у того по всему пиджаку желтая краска растеклась, то мел на уроке ест, то все сидят контрольную пишут, а он сотовый свой разбирает-собирает, ну и лупил всех. Классная каждый день родителей его вызывала на беседы, ее трясло уже потом при одном только упоминании его фамилии.

По словам психологов, «неадекватов» можно разделить на несколько групп:

  • дети с нарушениями здоровья, которые просто физически или психологически не могут долгое время сидеть на одном месте и заниматься каким-то одним видом деятельности;
  • ученики из неблагополучных семей — дети алкоголиков, наркоманов, живущие без родителей, с пожилыми опекунами, бабушками, дедушками, которые в силу возраста не могут обеспечить должное воспитание;
  • избалованные дети.

Подход можно найти к школьникам из любой группы, уверены и родители, и педагоги со стажем.

— В моей практике был случай: в одном из классов появилась такая группа учеников — никому не давали нормально учиться, обижали тех, кто послабее, задирали девочек, курили за школой. Лидер, как водится, один — собрал команду и терроризировал всех вокруг. От них страдала вся параллель — и дети, и учителя. На одном из педсобраний я сказала: возьму его к себе в класс.

А мой класс был дружным, обижать кого-то, насмехаться — такого в привычке у ребят не было. Вначале он пытался и у меня какие-то свои порядки установить, но в итоге перенял тот тип поведения, что был у большинства. Сейчас он уже вырос, выучился, семью завел.

Недавно встретились с ним на улице, говорит: «Если бы не вы, Елена Викторовна, попал бы после школы в тюрьму, и все».

Найти подход к ученику и его родителям

Специалисты отмечают: любое неадекватное поведение — это крик ребенка о помощи, желание привлечь к себе внимание. «Ни один человек не рождается правонарушителем, преступником.

Если поведение школьника выходит за границы того, что мы привыкли считать адекватным, надо разбираться с причинами, а их, как правило, всего две: или здоровье, или отношения в семье. И то, и другое можно корректировать.

И чем раньше этим заняться, тем меньше будет возможностей для развития деструктивного поведения», — уверена педагог.

К сожалению, не каждый учитель будет искать подход к сложным детям. Сказывается и нагрузка, которая лежит на преподавателях, и какие-то другие причины, нежелание или неопытность — ведь часто в начальной школе и среднем звене работают только что окончившие вуз или педколледж учителя, которые просто пока не умеют работать с такими детьми.

Родители трудного ребенка — еще одна сложность: далеко не всегда они сами отличаются адекватностью.

И речь даже не идет о неблагополучных или, по законодательной терминологии, социально опасных семьях: работа с учениками из таких семей регламентирована несколькими документами, начиная от Семейного кодекса и ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и заканчивая методическими рекомендациями Минобра.

По закону, на школу возлагается обязанность выявлять несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении; оказывать помощь в воспитании и обучении детей из социально опасных семей; вести индивидуальную профилактическую работу с обучающимися, имеющими проблемы в поведении, обучении, развитии и социальной адаптации.

Гораздо труднее общаться с родителями, которые просто не замечают деструктивного поведения своих отпрысков. В разговорах с классным руководителем и с родителями одноклассников они встают горой на защиту своего ребенка. С одной стороны, это правильное родительское поведение: прилюдно ребенка защищать нужно.

Но адекватные родители при этом способны услышать информацию, выявить главное и дома, наедине с ребенком, спокойно обсудить ситуацию, выяснить подробности, объяснить, если ребенок был неправ.

Другое дело, когда родители закрывают глаза на проделки своих детей, склонны оправдывать их поведение, обвиняя при этом других школьников или учителей в провоцировании конфликта.

В обсуждениях на родительских сайтах нередко пишут, что родители попросту отмахиваются от обвинений в адрес своего ребенка. «Да ваш первый начал, а мой только сдачи дал», «Мой ребенок на такое не способен», «Вы все придумываете о моем Петеньке, чтобы своего Ивана выгородить!» — типичный набор фраз родителей «неадекватов».

— У нас в классе похожая ситуация. Уже есть девочка с печеночным кровотечением, мальчик с переломом челюсти… И этот УРОД (кстати, недавно устроивший на перемене сеанс демонстративного онанизма — прямо в классе, пока учительница вышла) преспокойно ходит в школу, а его мамаша на все жалобы реагирует: «Что вы на моего ребенка накинулись? Он гипердинамичный и ВЕСЕЛЫЙ мальчик».

Доказать таким родителям, что их ребенок действительно ведет себя неадекватно, можно, используя современную технику: записать драку или словесную перепалку на видео и предъявить запись в качестве аргумента.

Родительский комитет должен внимательно изучить школьный устав, в котором прописаны правила поведения в образовательном учреждении. Случаи нарушения устава нужно фиксировать для дальнейшей аргументации. Кстати, фиксация таких нарушений входит в обязанности классного руководителя. Как и объяснение педсовету, почему не удалось избежать конфликта.

Зачем школе медиаторы

Справедливости ради стоит отметить, что иногда действительно сложно установить, кто виноват в той или иной ситуации: учитель может «назначить» виновным ребенка, который был замечен в деструктивном поведении, но не выяснить реальную причину конфликта.

В 2010 г. российские законодатели подписали документ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».

Согласно этому закону, в школах должны быть созданы службы примирения (или медиации): специальный орган, состоящий из работников образовательной организации, учащихся и их родителей, прошедших необходимую подготовку.

Их задача — урегулировать и минимизировать конфликты, возникающие как между учениками, так и между школьниками и преподавателями.

В Свердловской области, по данным директора Центра медиации Ольги Махневой, действует порядка 400 школьных служб примирения.

К слову, есть такая и в школе, где учится моя дочь. Но ничего о ее существовании она не знает. «Если такая служба у нас есть, почему они ничего не делают с этими уродами из 7 «В»: вчера сидим с Никой на перемене, болтаем, они просто проходили мимо, ударили меня портфелем по голове, Нику — по спине, обозвали и ушли как ни в чем не бывало», — возмущенно рассказывает мне Лера.

Если в классе есть ученик, который создает конфликтные ситуации, школьная служба примирения должна провести работу как с ним, так и с его родителями. Предпринять какие-то шаги медиаторы смогут после того, как зарегистрируют соответствующее обращение — оно может быть как от других учеников, так и от родителей, и от преподавателей.

Узнайте, есть ли в вашей школе служба примирения (медиации), и обратитесь туда с жалобой на ученика с деструктивным поведением. Служба примирения должна не только разобрать конкретную ситуацию и провести разъяснительную беседу, но и через какое-то время проверить, как развиваются события, полностью ли исчерпан конфликт.

Четыре действенные буквы — ПМПК

Если поведение сложного ребенка никак не меняется, родительский комитет может ходатайствовать перед классным руководителем о том, чтобы ученика направили на психолого-медико-педагогическую экспертизу (ПМПК).

Это комиссия, которая состоит из специалистов разных сфер — медиков, психологов, педагогов, которые с помощью разных тестов должны определить, может ли ребенок учиться в общеобразовательной школе либо ему будет лучше в коррекционном классе или на домашнем обучении.

Академические задолженности, асоциальное поведение, неумение адаптироваться в коллективе — это основания для направления детей на ПМПК. Еще одна категория детей, которой необходимы рекомендации комиссии, — подозреваемые, обвиняемые либо подсудимые по уголовному делу несовершеннолетние дети.

Обычно угроза ПМПК заставляет родителей плотнее заняться воспитанием: мало кому хочется, чтобы его ребенок попал в специализированное учебное заведение.

Но здесь есть существенная сложность: провести такую экспертизу возможно только на основании заявления от родителей или законных представителей ребенка или с их письменного согласия.

Да и результаты экспертизы носят рекомендательный характер: если родители, несмотря на выводы ПМПК, не захотят перевести ученика в специализированную школу, выгнать из класса его никто не сможет.

Выход в данной ситуации один: родители других учеников совместно с классным руководителем должны объяснить, что прохождение ПМПК — лучший (или единственный) вариант для ребенка.

— Все родители подключили своих знакомых во всех инстанциях. Поставили на учет в милицию, постоянно проверяла родителей опека, с родителями мальчика постоянно разговаривали другие родители, не давая уходить от разговора. Угрожали. Может, жестко поступили, но родителей того мальчика и самого мальчика задавили в итоге, и в классе наступил мир и покой.

Некоторые родители используют совсем непедагогические меры, чтобы приструнить мешающего всем ученика. Главное — не переходить грань закона и попробовать вначале более правомерные способы.

— У знакомой в 8-м классе сын был, образовалась подобная неразрешимая проблема. Учителя не справляются, одноклассник срывает уроки. Знакомая — тетенька решительная, пришла, посидела на уроках. При ней хулиган присмирел.

Оказалось, что она подошла к нему и пообещала физически расправиться. Комплекция позволяла. Он ей, конечно, сперва загонял, что она не имеет права, но она ему объяснила, что ей пофиг на права, с ментами она договорится, а ему от этого легче не будет.

Вот такая непедагогичная история.

Жестко, но эффективно

Наиболее жесткие меры, которые могут применяться к ученикам с деструктивным поведением, — штраф и исключение из школы. Но они работают только в старших классах: учеников до 15 лет исключить из образовательного учреждения на законных основаниях невозможно.

Административный штраф накладывается на ребенка, совершившего серьезное правонарушение — начиная от порчи школьного имущества или кражи и заканчивая появлением в школе в состоянии опьянения. Штраф будут выплачивать его родители, законные представители или опекуны.

Менее жесткая, но тоже эффективная мера — постановка неблагополучного ученика на внутришкольный учет (ВШУ). В этом случае ученик и его семья попадают под пристальное внимание школьного психолога, социального педагога, педсовета школы, в особых случаях подключается опека.

Ребенок, поставленный на ВШУ, в обязательном порядке должен заниматься с психологом, в зависимости от ситуации занятия могут проводиться и с родителями. Педагоги могут в любой момент прийти с проверкой в семью ученика. Как правило, такой контроль отрезвляет и самого нарушителя, и его родителей, а занятия со специалистами дают положительный эффект.

Родители одноклассников могут ходатайствовать, чтобы ученика поставили на учет, если он:

  • систематически пропускает без уважительных причин учебные занятия;
  • был замечен в попрошайничестве;
  • неоднократно нарушал устав школы и правила поведения обучающегося;
  • не успевает по многим школьным предметам;
  • был замечен в употреблении психоактивных веществ.

Если, несмотря на принятые меры, ни учащийся, ни его семья не отреагировали на ситуацию, родительский комитет и педагоги, в соответствии с ФЗ «О системе профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», имеют полное право обратиться в комиссию по делам несовершеннолетних.

Но все-таки главное правило, которым следует руководствоваться тем, кто мечтает избавить класс от неприятного ученика: не навреди.

«Иногда ни педагог, ни собственные, ни другие родители не задумываются, что они пытаются бороться… с ребенком. И это ужасно.

Надо стараться его услышать, понять, а борьба способна лишь сделать из ребенка изгоя и потенциального преступника», — считают опытные педагоги.

Иллюстрации: Сергей Логинов для 66.ru; архив 66.ru

Источник: https://66.ru/news/society/196383/

За партой с агрессором. Что делать, если одноклассник вашего ребёнка

Как исключить из школы агрессивного ребенка

Мишу не принимали за своего. Ребята называли его противным и не звали играть. Мальчик гулял на переменках один, вдали от шумных забав одноклассников.

Начиная со второго класса Миша изменился. Сначала учителя обратили внимание на то, что ребёнок в 8 лет заинтересовался нацистской тематикой.

В гардеробе ученика появился галстук с фашистской символикой, а парта начала пестрить свастикой. Одновременно Миша стал срывать уроки. Во время занятий он доставал еду и начинал есть, иногда безмятежно засыпал.

В итоге одноклассники отвлекались от объяснений учителя, шумели и пытались подражать. 

Однако этого Мише показалось мало, и он как-то раз решил разбавить уроки очередным “творчеством”. Мальчик встал на парту и начал танцевать стриптиз, пока поражённая учительница не остановила его. Конечно, внимания одноклассников было предостаточно. Но, видимо, не совсем.

Постепенно учебный процесс стал чередоваться с драками. Во время занятий Миша мог броситься с кулаками на своего обидчика, реагируя таким образом на любую шутку. Дня не проходило без боёв. Учителю приходилось останавливать урок и разнимать драчунов.

К третьему классу это становилось уже не так легко. Из-за природной агрессии, взрывных мышц в драке Мишу никто в его возрасте не мог обойти, а взрослому человеку порой было тяжело оттащить мальчика в сторону.

При этом ученик после драки мог не реагировать на своё имя и закатывать глаза. 

Во втором классе, после бесчисленных приглашений в школу и жалоб на поведение сына, мама Миши принесла медицинскую справку. Согласно документам, ребёнок признавался психически здоровым, только гиперактивным. Рекомендация от врачей была лишь одна: давать ребёнку один день на учебной неделе как выходной.

С третьего класса агрессивное поведение Миши стало набирать обороты, несмотря на то, что мальчик хорошо учится, а в школе проводит большую часть времени. Мама работает допоздна, а брат учится в институте. 

— Я боюсь, что мой ребёнок учится рядом с таким мальчиком. Он сказал моему сыну, что принесёт вилку и заколет его, — с волнением рассказывает мама одноклассника. — Бывает, пишет на школьной доске имя кого-то из одноклассников и рядом угрозу: “Убью”. 

Все родители сильно обеспокоены за безопасность своих детей.

— Мы собирали подписи, чтобы мальчика убрали из нашего класса. Но на родительском собрании сказали, что школа не имеет права исключить ребёнка из школы, пока родители сами его не переведут, — рассказывает Лайфу мама одноклассника грозного Миши.

— На собрании нам пообещали, что на занятиях будет присутствовать школьный психолог. Но сын говорит, что так никто и не приходил. Лишь пару раз на урок наведывался инспектор по делам несовершеннолетних.

Ребята рассказывали, что чиновник в общих фразах объяснил, что драться плохо и нельзя срывать уроки. 

Когда не знаешь, чего ожидать

— Вместе с моим сыном учится не самый приятный мальчик — Илья. С первого класса он является главным зачинщиком драк. Девочкам достаётся не меньше — то жевательную резинку к волосам приклеит, то толкнёт изо всех сил.

У кого длинные косички — привязывает незаметно к стулу, девочки не замечают, вскакивают, а из глаз искры летят от боли, — рассказывает мама третьеклассницы Алины. — Родители грубияна защищают, говорят, что другие дети провоцируют на драки.

Он у них “талантливый, занимается рисованием и изучает английский язык”.

На родительских собраниях гвоздём программы всегда был Илья, но и у него было алиби — справка. Тем не менее “адекватный” третьеклассник со временем дошёл до того, что принёс в столовую тарелку с человеческими фекалиями.

— Мой сын очень впечатлительный, — говорит мать одноклассника Ильи. — Его чуть не стошнило тогда. Он чувствует себя беззащитным, переживает, что хулиган может его обидеть, “запачкать”. 

По ту сторону баррикад

— Мой брат Дима — очень неуравновешенный ребёнок. Чтобы вывести его из спокойного состояния, достаточно всего ничего. Особенно остро он реагирует, если на него повышают голос: когда учительница ругается на него, он может заорать “Не кричи на меня!” и выбежать из класса. Срывает урок и не соглашается вернуться обратно, — рассказывает Мария, сестра “узаконенного” агрессора. 

— С одноклассниками мальчик общается мало, страдает лишним весом — за это ему также достаётся от ребят. Дима постоянно погружён в “свой мир”: рассказывает в школе (да и дома) истории, которые якобы произошли с ним или с его “другом”, которого он всё время затрудняется назвать, — делится Мария. 

Дома Диму описывают как доброго, общительного, сообразительного ребёнка — но лишь в том случае, если с ним обращаться ласково. При любой агрессии мальчик словно перестаёт себя контролировать, слышать и понимать что-либо.

Сейчас Дима учится в пятом классе, ему 10 лет. В раннем детстве он много болел и, разумеется, был окружён вниманием. А потом в его жизни появился младший братишка — и мир мальчика изменился. Казалось, что про него все будто забыли, стали чаще кричать, наказывать.

— Ничего не имею против наказаний за проступки, но для него это был удар, он-то считал, что он всегда прав и всегда любимый. Мне больно думать обо всём этом, жаль братишку. В том, какой он, виновата семья. И нам это исправлять, — признаётся его сестра. 

Забудьте о “правиле школьного двора”, но дайте сдачу

Эксперты единодушны во мнении, что дети с асоциальным поведением действительно могут быть опасными, а то, что происходит в школе, — первые шаги к реальной агрессии в обществе. 

— По справкам, такие ребята психически здоровы, но в силу того, что они ещё дети, их эмоции опережают сознание. Поэтому они могут привести свои угрозы в действие. Дети ещё не знают цену жизни. У них всё в игровом формате.

Тем более современные ребята воспитаны в виртуальном мире, на основе компьютерных игр. Есть вид интеллекта умственный, есть эмоциональный — в частности, умение сопереживать.

И последний недоразвит не только у детей, — говорит психолог Наталья Варская.

По её словам, агрессивное поведение начинает развиваться у детей ближе к третьему классу.

— Первые два класса — это некий период адаптации. Ребёнок недавно покинул семейное гнездо и пошёл в школу.

Потом он осваивается, и часто поведение оставляет желать лучшего, так как контролировать себя его ещё не научили родители, — говорит Варская.

— Если поведение реально социально опасно, то одноклассники не должны страдать от поведения маленького агрессора. Родители такого ребёнка должны перевести своё чадо на домашнее обучение и доводить воспитание до ума.

Как пояснила Варская, вопреки “хорошим справкам”, родители одноклассников агрессора могут найти управу на грубияна.

— Сейчас в каждой современной школе установлены видеокамеры. На родительском собрании видеосъёмка может оказаться фактическим доказательством асоциального поведения драчуна.

Таким образом родительский комитет может настоять на том, чтобы баламута перевели в другой класс или на домашнее обучение.

Как говорится, свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого, — рассказывает специалист.

В то же время психолог обратила внимание, что нужно учить детей рассказывать родителям о фактах в школе, которые мешают им учиться или жить.

— Ребята должны отстаивать свои права. Рассказывать взрослым о притеснениях — это не значит ябедничать или предавать.

Предать можно Родину или друга, а донести до преподавателей и близких о том, что кто-то не даёт возможности спокойно учиться в школе, подавляет физически и психологически, — это абсолютное право каждого, — советует Варская. — Однако стоит ли учить своего ребёнка давать сдачи — спорный вопрос.

Получается, мы говорим человеку на агрессию отвечать агрессией. Ребёнок может не рассчитать силы и так физически ответить на провокацию, что последствия могут быть очень печальными для всех.

Руководитель Центра экстренной психологической помощи Михаил Виноградов в свою очередь заявил, что в детских вопросах корни проблем необходимо искать в семье.

— Вполне возможно, что ребёнок наблюдает агрессивную модель отношений среди близких. Конечно, у взрослых такое поведение проявляется более деликатно, но ребята всё воспринимают наивно и буквально, по-детски. Они видят саму модель поведения и копируют её в своём мире.

При этом Виноградов говорит, что сдачу давать, хоть и не очень сильную, стоит.

— Агрессору нужно противопоставлять силу, надо уметь дать сдачи. Если мальчик плюнул, девочка вполне может себе позволить отвесить ему пару пощёчин. Второй раз он уже задумается, стоит ли с ней связываться, — говорит психиатр.

— Дети с асоциальным поведением — это недолюбленные, лишённые родительского внимания ребята.

Почему они выбирают грязные способы привлечь к себе внимание? У каждого в зависимости от характера и восприятия мира, от ситуации в семье свои способы вымещать свою злобу.

Как донести проблему до директора

— В случаях, когда речь идёт о жалобах на агрессивное поведение одного из детей в классе, есть определённый алгоритм действий, — объясняет директор одной из столичных школ. — Для начала необходимо обратиться непосредственно к классному руководителю. 

Затем родители учеников пишут заявление на имя директора школы. Это стандартный текст: “Просим вас принять меры в отношении ученика такого-то класса, т.к. ребёнок мешает образовательному процессу наших детей”. Это заявление — сигнал для директора школы, что в его ведомстве серьёзные неполадки. С этого момента должен запуститься целый механизм.

Далее к проблеме подключается школьный психолог-педагог. Работа этого специалиста с учеником требует письменного согласия родителей ребёнка. Подобная форма заявления есть в каждой школе. Затем с агрессором работает социальный педагог школы. 

— Работа не ограничивается лишь индивидуальными занятиями с зачинщиком беспорядков. Специалисты работают и с теми детьми, с которыми у героя каждой истории сложились особые отношения и конфликты.

Чтобы создать общую картину и понять причины агрессивного поведения, педагоги отслеживают, как складывается ситуация в классе, наблюдают за общением одноклассников.

На этом этапе параллельно педагог-психолог, классный руководитель и социальный педагог общаются с родителями ребёнка, чтобы прояснить домашнюю обстановку, — рассказывает руководитель школы. 

— Если все перечисленные меры не изменили ситуации, то ребёнок выводится на психолого-медико-педагогический консилиум школы (ПМПК).

Он состоит из директора, завуча, педагога-психолога, медицинского работника, социального работника, учителей, руководителей школьных методических объединений (ШМО). На консилиуме решается вопрос о дальнейшей стратегии поведения с трудным учеником.

Если все предыдущие мероприятия проводились в достаточном объёме и качестве, но так и не изменили ситуации, консилиум вправе направить ребёнка в центр реабилитации детей, — объясняет директор.

Каждый случай — это отдельная история со своими особенностями и моментами. 

— Перевод ребёнка в другой класс — это не решение проблемы, так как ситуация часто повторяется.

Но нужно понимать, что часто необходима работа не только с проблемным учеником, но и с его родителями, так как зачастую все проблемы идут из семьи, — говорит директор.

— Отчислить же ребёнка из школы можно лишь по решению районной ПМПК либо по заявлению родителей ребёнка. Комиссия на уровне района имеет право определить ребёнку другой образовательный маршрут.

Источник: https://life.ru/p/924828

У нас в классе неуправляемый ребенок, который всем мешает. что делать?

Как исключить из школы агрессивного ребенка

Если причина недовольства – чужой ребенок

мама второклассника

«В классе, где учится мой сын, есть совершенно неуправляемый ребенок. От его поведения страдают все: одноклассники, которых он задирает; учительница, которой он срывает уроки и грубит; дети из других классов, с которыми он не ладит на перемене.

Мы не знаем, что делать: есть же нормы поведения в обществе. Я не хочу, чтобы мои дети сталкивались с агрессией там, где должно быть безопасно и спокойно, — в школе. Недавно этот мальчик укусил девочку за руку: остался след.

Мы никогда не знаем, что услышим, когда придем забирать детей домой: толкнул ли он их сегодня, обозвал или выкинул пенал в помойку. А главное — его поведение мешает учиться другим детям: учительница половину урока проводит, успокаивая его или усаживая на место.

Развитие класса этот мальчик тормозит. Что делать — непонятно, но терпение уже заканчивается».

Родителям, которые беспокоятся о безопасности своих детей в школе, важно знать — у них есть на это право. Есть право заботиться о том, чтобы ребенок ходил в школу без страха за свое здоровье. Есть право спокойно работать, пока дети на занятиях, и не думать каждую минуту о психологическом комфорте ребенка. Именно поэтому родители вправе добиваться, чтобы в классе было спокойно.

И хотя есть мнение, что в описываемой ситуации ничего сделать нельзя, попробовать все-таки можно.

 Главное, что нужно знать и помнить: решать все конфликтные ситуации в классе можно только через администрацию и учителей. Ни в коем случае нельзя взаимодействовать с чужим ребенком напрямую. Все вопросы должны адресоваться в первую очередь классному руководителю.

 Прежде чем предпринять что-то, убедитесь, что вы не участвуете в моббинге (коллективной травле), и что лично у вашего ребенка действительно есть конфликт или проблемы с этим одноклассником.

Не поддавайтесь желанию «улучшить» атмосферу в классе общими родительскими усилиями. Довольно часто бывает, что в классе есть неудобные дети, поведение которых вполне корректируется педагогом.

Родителям со стороны они могут казаться невоспитанными, неудобными и даже срывающими уроки, однако вполне вероятно, учитель сможет адаптировать этого ребенка к школе без волны родительского негатива.

Активно действовать надо лишь в том случае, если лично вашему ребенку физически или психологически некомфортно и плохо. В этом случае родитель, как официальный представитель ребенка, может и должен защитить его права.

 Используйте административный ресурс – узнайте, как устроена в вашей школе работа с трудными детьми. Как правило, это работает так: учитель обращает внимание администрации на заявление родителей. Далее в школе собирается малый педсовет, на который приглашаются обе стороны.

На собрании конфликт разбирается. Довольно часто результатом такой встречи бывает рекомендация родителям ребенка со сложным поведением обратиться к школьному психологу или пройти медико-психологическую комиссию (в Москве она находится по адресу  ул. Фадеева, д.2).

Здесь ребенку, испытывающему трудности в освоении основной образовательной программы, развитии и социальной адаптации окажут психолого-педагогическую помощь. Назначат занятия с нейропсихологом или психологом, порекомендуют программу реабилитации или занятий и просто помогут.

Однако семья ребенка вправе не соглашаться на медико-психологическую коррекцию.

 Попытайтесь поговорить с родителями ребенка спокойно. Возможно, они делают многое из того, что ждет от них школа, и окружающим также нужно набраться терпения.

Однако если родители настроены агрессивно, разговор можно переводить в административное русло: писать заявление на имя директора и излагать свою точку зрения на происходящее.

Школа должна быть заинтересована в том, чтобы все ученики чувствовали себя спокойно, поэтому обязана отреагировать на письменное уведомление и принять меры. И хотя до 15 лет ребенка нельзя отчислить из учебного заведения, школа может пригласить социального педагога для работы с ним.

Руководитель структурного подразделения школы №2120

«В первую очередь школа, как консервативный институт, требует решения вопроса дисциплины.

Совет по профилактике и малые педсоветы школы могут рекомендовать «трудному» ребенку посещать кружки допобразования во второй половине дня, где можно проявлять свои лидерские качества.

Когда родители обращаются с просьбой перевести агрессивных детей из класса, мы объясняем, что не имеем права заниматься такой «селекцией».

Однозначно школа не должна отвергать непослушных детей, потому что в жизни будут ситуации, где уже взрослые будут сталкиваться с разными людьми, и они должны уметь с ними общаться.

В нашей школе гиперактивными детьми занимаются в основном классные руководители и их родители.

Часть занятий педагоги стараются проводить за пределами класса, например, в теплое время года – на улице, чтобы замкнутость школьной среды не довлела над психикой».

мама Жени

«С моей дочерью всегда было трудно. С первого же месяца в детском саду на нее сыпались жалобы: слишком шумная, неуправляемая, плохо слушается, на все отвлекается, не сидит во время занятий.

Помню, как на первом утреннике одна мама устроила скандал и кричала, что раз моя дочка толкает ее сына, значит дома у нас кошмар и насилие и к нам нужно направить опеку.

Просто так-то дети не толкаются! В саду и начальной школе всегда были недовольные родители, которые требовали убрать моего ребенка из коллектива.

Я не знаю, как сказать всем этим людям, что ребенком мы занимаемся: водим на занятия к нейропсихологу, работаем с другими специалистами, учим эмпатии, стараемся все держать под контролем.

А главное, что моя дочь, хоть и имеет дефицит внимания, все равно может учиться в коллективе.  Ни сад, ни школа не хотят слушать о том, что уже делается: результаты нужны мгновенно, никто не хочет ждать или помогать.

Ну и это бесконечное шушуканье за спиной: каждый детский шаг обсуждается и осуждается.

Поведение у дочки постепенно выправляется: она стала спокойнее, адаптировалась ко многим условиям, но слава «неуправляемой» за ней закрепилась.

И бороться с предвзятостью взрослых людей очень сложно: мало кто ценит ее интеллектуальные способности, все хотят, чтобы она высиживала 45 минут урока. Потому что надо.

И как я не старалась намекать учителю, что дочке нужно иногда прерваться и отдохнуть, чтобы через несколько минут снова включиться в работу, она меня так и не услышала, потому что дисциплина важнее потребностей конкретного ребенка».

Родителям, которые оказались по другую сторону баррикад, тоже непросто. С одной стороны, они не хотят афишировать в школе проблемы своего ребенка, потому что зачастую школа не готова адаптировать детей с гиперактивностью или дефицитом внимания, родители не хотят «ярлыков» и предвзятого отношения.

Кроме того, ни СДВГ, ни конфликтное поведение, ни трудная адаптация к школе не являются показанием к обучению в «специальной школе», которой так любят пугать на педсоветах. Ребенку со сложностями поведения иногда нужно ослабить режим или помочь подружиться с детьми, не требовать от него стопроцентного внимания и спрашивать по возможностям.

Лучше всего, если родители будут вести параллельную работу со специалистами (неврологом, психологом, логопедом) и помогать ребенку в адаптации.

Но если случится так, что школа все-таки пошла на конфликт, имеет смысл прислушаться к советам психиатра Елисея Осина, которые он дал на форуме для родителей детей с гиперактивностью:

 – на встрече ничего не говорить первым;

 – внимательно выслушать и записать все, что скажет школьная администрация, для этого использовать ручку и бумагу, но можно и диктофон;

 – обязательно копировать все бумаги, которые вам показывают про ребенка – докладные, объяснительные и т.д. Если они находятся в личном деле, то это про вашего ребенка, значит вы имеете к этому полный доступ;

 – прояснить и записать все предъявляемые проблемы;

 – задать вопрос о том, что было сделано для того, чтобы эти проблемы преодолеть, спросить об эффективности проведенных мероприятий;

 – задать вопрос о том, каких действий хочет от вас администрация ;

 – только после этого высказать свое мнение о том, что происходит;

 не спорить, не переходить на эмоции. Это только навредит;

 – не принимать никаких решений, сказать, что вы все выслушали и подумаете. Это сложно, но можно сказать, что вам нужно время, такой Вы человек;

 – дома все это просмотреть. Определить, есть ли в требованиях школы и администрации признаки нарушения прав Вашего ребенка на образование. Посмотреть, есть ли в рекомендациях школьной администрации разумные;

 – дальше лучше всего общаться со школой письменно – написать письмо, в котором вы выскажете свою точку зрения на происходящее, опишите то, что вы будете делать;

 – общая рекомендация — минимум эмоций, минимум споров, если споры и вести, то в бумажной форме. К сожалению, нередко школа первым шагом старается решить проблему по принципу нет ребенка — нет проблемы. Для этого она создает условия, при которых родителям и детям оставаться в школе невыносимо. Бывает, что только после того, как это не получается, школа начинает заниматься проблемой;

 – на метод «нет ребенка — нет проблемы» школа права не имеет, она должна учить всех. Для того чтобы этому воспрепятствовать, нужно показать, что вы готовы защищать своего ребенка, представлять его интересы. Но сделать это нужно как можно более деловито и спокойно.

https://www.youtube.com/watch?v=j5QrhKh7lI0

социальный педагог школы №2025

«Существуют две причины появления симптомов агрессивного поведения – медицинского и воспитательного (педагогического) характера. Если ребенок бросается школьными предметами, раскидывает вещи, начинает сбрасывать одежду в раздевалке, пытаясь выплеснуть злость, и это не результат явной перепалки или ссоры, то мы начинаем работу с родителями и рекомендуем обратиться к психологу.

Мы можем рекомендовать сводить ребенка в центральную психолого-медико-педагогическую комиссию города Москвы, которая направит к специалистам для коррекции поведения.  Школа также сотрудничает с бесплатными психологическими центрами в каждом округе, где ребенок проходит тестирование и посещает до 10 занятий.

Бывают ситуации, когда комиссию собирают в здании школы, как правило, если работа ведется с несколькими «трудными» детьми. Если причина имеет  медицинский аспект, то школа рекомендует обратиться к специалистам медицинского профиля –  психоневрологу, психиатру.

Чем раньше проблема будет выявлена, тем больше шансов ее устранить.

В школе работает пять социальных педагогов в каждом здании комплекса. Так как агрессия является одной из форм девиантного поведения, то работа проводится по разным направлениям.

Социальные педагоги наблюдают за такими детьми, учат выстраивать правильные взаимоотношения со сверстниками методами совместных игр, мероприятий, дежурств, вовлекают таких детей в творческую и спортивную деятельность.

Например, мальчики могут посещать спортивные секции, девочки – театральную студию, вокальные кружки, рисование на базе бесплатных кружков допобразования. В индивидуальной работе социальные педагоги объясняют, как просить игрушку у другого ребенка, как вежливо себя вести, выстраивают и проигрывают правильное взаимодействие».

Чтобы не пропустить ничего полезного и интересного о детских развлечениях, развитии и психологии, подписывайтесь на наш канал в Telegram. Всего 1-2 поста в день.

Источник: https://chips-journal.ru/reviews/u-nas-v-klasse-neupravlaemyj-rebenok-kotoryj-vsem-mesaet-cto-delat

Как защитить целый класс от агрессивного ребёнка?

Как исключить из школы агрессивного ребенка

К сожалению, о травле в школе каждый из нас знает не только в теории: кто-то сам обижал одноклассников, а кто-то был жертвой буллинга или — в лучшем случае -свидетелем. Но что делать, если в классе есть тот, кто задирает буквально каждого одноклассника? На этот вопрос отвечают психолог Анна Антонова и адвокат Максим Крупский.

Привет, учитель! Рассылка

Для тех, кто работает в школе и очень любит свою профессию

Вопрос. У нас в 4-м классе учится агрессивный ребёнок, который доводит весь класс. Мама игнорирует все обращения и жалобы, утверждает, что это её сына обижают. В школе разводят руками: просто плохое поведение никакими статьями не регулируется.

Ежедневные тычки, пинки, грубости ко всем без разбору одноклассникам. Учительница вынуждена постоянно держать его при себе, не подпускать к другим, провожать до остановки, чтобы возле школы к кому-нибудь не пристал. Беседуют школьные психологи, но бесполезно.

Как поступить нам, родителям притесняемых детей, с юридической и психологической точки зрения?

Анна Антонова, психолог:

Ситуация, которую вы описываете, к сожалению, не редка, столкнуться с ней может каждый.

При этом каждая сторона, вовлечённая в конфликт, считает себя правой и обиженной: мама мальчика считает, что задевают её сына, другие родители — что притесняют их детей.

Эти переживания понятны: каждый волнуется за своего ребёнка и защищает его по-своему. Однако в драке участвуют двое, поэтому и разбираться в непростой ситуации нужно всем вместе.

Когда у кого-то из учеников возникают трудности в поведении, это всегда отражается на всем классе. На происходящее влияют уход и появление одноклассников, яркие и запоминающиеся события, установленные негласные правила поведения, реакции взрослых.

Так, если в классе не круто учиться, того, кто делает все домашние задания, могут задирать и обзывать «ботаном».

Если учитель каким-то образом выделяет ученика, например публично ругает его за поведение и плохие результаты, он формирует негативное отношение к нему всего класса.

Если окружающие взрослые позволяет себе саркастические, унизительные комментарии в адрес других людей, то и дети могут делать так же

Травля учит детей беспомощности, жестокости, притворству и страху, если она остается без внимания. Именно поэтому преодолеть сложившуюся ситуацию возможно только сообща силами родителей, представителей школы и детей.

Что могут делать родители в таких ситуациях:

  • Понять, что каждый участник (ученики, родители, представители школы) играют роль в сложившейся ситуации, и честно ответить на вопрос «Что каждый родитель готов сделать для разрешения сложившейся ситуации?». Например, ходить наблюдать на уроки, организовать досуг класса для повышения сплоченности и прочее.
  • Поговорить с педагогами и психологами в школе. Будет здорово, если вы сможете предложить конкретные решения. При этом важно не занимать обвиняющую позицию («Вы ничего не делаете», «Мальчика надо убрать — он ужасен!»), а говорить о том, что вы видите проблему и хотите вместе со школой ее исправить. В таких разговорах важно фиксировать обсуждения: какие конкретные шаги будут сделаны и в какой период времени.
  • Важно, чтобы каждый участник понял, что ситуация серьезная, какова роль каждого в ней и что можно сделать, чтобы дело не дошло до усугубления конфликта. Мой опыт работы школьным психологом показывает, что восстановительные круги медиации, при которых ситуация обсуждается с учителями, родителями и самими детьми, помогают изменить ситуацию в лучшую сторону, не доводя до глубокого конфликта между школой и семьями.
  • В случае, если школьные психологи не справляются, можно пригласить специалистов по медиации (школьные службы примирения, тех, кто проводит антибуллинговые программы в школах, например Травли.net или иные НКО, занимающиеся вопросами травли).
  • Если проходит время и ничего не меняется, стоит написать заявление на имя директора или завуча с подробным описанием фактов, которые указывают на травлю или конфликт. Письменное обращение указывает, что вы видите проблему и говорите о ней.
  • Если и после этого ничего не происходит, вы получаете отписку, а ситуация не меняется, стоит обращаться в органы управления образования, ссылаясь на право на образование каждого ребёнка, что невозможно при наличии сильного конфликта или поведенческих нарушений в классе.
  • Полезно знать: если школа не защищает ребёнка/класс, то на администрацию по решению суда могут наложить штраф за «нарушение или незаконное ограничение предусмотренных законодательством об образовании прав и свобод обучающихся образовательных организаций либо нарушение установленного порядка реализации указанных прав и свобод» (ч. 72 ст. 5.57 Кодекса об административных правонарушениях).

Возможно, вам также будут полезен алгоритм действий для родителей, представленный на сайте Травли.net.

Максим Крупский, адвокат:

Действующее российское законодательство, к сожалению, не даёт универсального ответа на этот вопрос и не содержит конкретных механизмов, использование которых позволило бы раз и навсегда решить такую проблему.

Поэтому каждый случай требует особого внимания со стороны родителей (как пострадавших детей, так и обидчика) и администрации школы, их совместных активных действий, а также поиска наиболее подходящего способа разрешения конкретной конфликтной ситуации.

В первую очередь родителям пострадавшего ребёнка необходимо выяснить у него все обстоятельства и причины конфликта, чтобы для себя сделать вывод о том, носит ли этот конфликт разовый или системный характер, имеются ли другие пострадавшие.

Если родитель поймёт, что ребёнок систематически подвергается травле или физическому насилию со стороны кого-то из одноклассников, ему следует как можно скорее договориться о встрече с куратором или классным руководителем с целью обсуждения сложившейся ситуации, а также связаться с родителями обидчика, чтобы попытаться разрешить конфликт.

В наиболее серьезных случаях необходимо также обратиться с письменным заявлением в адрес администрации школы, в котором изложить все известные подробности конфликта (при этом один экземпляр заявления с отметкой о его приеме оставить у себя на руках для последующего подтверждения факта обращения к администрации школы по поводу травли).

Если на теле ребенка есть признаки физического насилия, их следует незамедлительно зафиксировать в травмпункте — все медицинские документы в дальнейшем могут также пригодиться в качестве доказательств

Если ребёнок, как в описанном случае, не единственная жертва агрессора, следует связаться с родителями других пострадавших детей и скоординировать свои действия — в первую очередь для того, чтобы собрать необходимые доказательства систематического характера агрессивного поведения со стороны обидчика.

Наличие серьёзной доказательной базы повышает шансы на успешное разрешение ситуации, поэтому родителям следует каждое заявление по факту травли подавать в адрес администрации школы и других учреждений в письменном виде, стараться вести аудиозаписи устных бесед, имеющих отношение к конфликту, собирать иные доказательства (переписку в электронной почте, соцсетях).

Если разговоры с родителями агрессора и классным руководителем ни к чему не привели, а письменные заявления в адрес школьной администрации остались без ответа, родителям потерпевших стоит задуматься над обращением в Департамент образования, к уполномоченному по правам ребенка, в полицию, прокуратуру и комиссию по делам несовершеннолетних, подкрепив свои обращения доказательствами бездействия администрации школы и сохранения угрозы психологическому и физическому здоровью детей со стороны агрессора.

Если имеются признаки того, что асоциальное поведение обидчика вызвано маргинальным образом жизни его родителей или ненадлежащим выполнением ими своих обязанностей по его воспитанию, имеет смысл обратиться с соответствующим заявлением в органы опеки и попечительства, а также требовать проведения психолого-медико-педагогической комиссии с целью освидетельствования ребенка на предмет его способности к обучению в условиях обычной общеобразовательной школы.

Если все методы решения проблемы оказались безрезультатными, вероятнее всего, есть смысл задуматься над переводом своего ребёнка в другую школу.

Правовой панацеи от травли в школе, увы, не существует, а главный принцип, которым следует руководствоваться родителям при разрешении затяжной конфликтной ситуации, — это защита интересов самого ребёнка, обеспечение его психического и физического здоровья.

Задавайте свой вопрос «Мелу», а редакция найдёт того, кто сможет на него ответить. Пишите в наши соцсети — мы читаем все сообщения на страницах в фейсбуке, «ВКонтакте» и «Одноклассниках». Ещё можно написать нам в инстаграме. Кстати, мы не раскрываем имена, так что вопросы могут быть любыми (не стесняйтесь!).

Иллюстрация: Shutterstock (Lyudmyla Kharlamova)

Источник: https://mel.fm/vopros_-_otvet/4652903-aggressive_child

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.