Ндс 20 гарант

Законодательное увеличение ставки НДС – последствия для цены гражданско-правового договора

Ндс 20 гарант

Алексей Даниленков

Юридический консультант ООО “Солантек” (Санкт-Петербург), к. ю. н.

специально для ГАРАНТ.РУ

Ставка НДС с 1 января 2019 года увеличена с 18% до 20% (Федеральный закон от 3 августа 2018 г. № 303-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах”, далее – Закон № 303-ФЗ).

На практике возникла неопределенность в вопросе о том, каким образом должно распределяться бремя увеличения налоговой нагрузки между юридическим и фактическим плательщиками налога по сделкам, заключенным до 1 января 2019 года? Данные термины, сразу оговорюсь, заимствованы из Постановления Конституционного Суда РФ от 30 января 2001 г. № 2-П применительно к другому косвенному фискальному платежу – налогу с продаж, который сегодня не входит в систему налогов РФ. Ответ на этот вопрос уже сформулирован (с поправкой на известную казуистичность фактических обстоятельств дела, которые тем не менее, являются довольно массовидными в коммерческой практике заключения гражданско-правовых договоров) на весьма убедительном уровне суда кассационной инстанции – об этом поговорим ниже. Поскольку мне пришлось отстаивать в итоге восторжествовавшую правовую позицию на стороне фактического плательщика, позволю себе предварить судебный прецедент кратким изложением использованной в суде аргументации.

Как известно, налоговая ставка является обязательным элементом налогообложения и представляет собой величину налоговых начислений на единицу измерения налоговой базы (п. 1 ст. 17, п. 1 ст. 53, ст. 164 Налогового кодекса).

Законодательная конструкция исходит из первичности определения гражданско-правового измерителя хозяйственной операции в виде такого существенного условия как цена сделки для целей выведения величины публично-обязательных налоговых изъятий.

Что касается НДС, то обязанность налогоплательщика (или налогового агента, указанного в п. 4, п. 5-5.1 ст.

161 НК РФ) предъявить к оплате покупателю товаров (работ, услуг), имущественных прав соответствующую сумму налога возникает при их реализации или передаче дополнительно к установленному сторонами гражданско-правовой сделки цене (тарифу).

Причем, предъявляемая сумма налога исчисляется по каждому виду этих товаров (работ, услуг), имущественных прав как соответствующая налоговой ставке процентная доля применяемых цен (тарифов) (п. 1-2 ст. 168, подп. 10 п. 5 ст. 169 НК РФ).

В то же время Федеральным законом от 30 ноября 2016 г. № 401-ФЗ “О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации” в п. 1 ст. 45 НК РФ внесена новелла, позволяющая уплачивать налоги за третьих лиц: “уплата налога может быть произведена за налогоплательщика иным лицом.

Иное лицо не вправе требовать возврата из бюджетной системы Российской Федерации уплаченного за налогоплательщика налога” (норма вступила в силу с 1 января 2017 года согласно п. 3 ст. 13 указанного закона).

Таким образом, может показаться, что новая ставка НДС обязывает фактического плательщика уплатить разницу в пользу юридического плательщика, если презюмировать непогрешимость налогового законодателя в части формулирования условий реализации фискальной обязанности (п. 6 ст. 3 НК РФ) и огульно применять принцип истолкования неустранимых сомнений в пользу налогоплательщика (п. 7 ст. 3 НК РФ).

Попутно заметим, что нормы п. 3 ст. 7, ст. 9 НК РФ нуждаются в корректировке с включением в состав иных участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, также фактических плательщиков налогов и сборов.

В противном случае, при разрешении рассматриваемой коллизии юридический налогоплательщик будет пользоваться преференциями в истолковании в его пользу налогового закона без каких-либо формально-логических оснований. Однако учитывая универсальный принцип всеобщности и равенства налогообложения (п. 1 ст. 3 НК РФ), спорную ситуацию нельзя разрешать автоматически в пользу юридического плательщика НДС.

Однако при более тщательном анализе можно сделать прямо противоположный практический вывод – тяготы “налогового маневра” должен нести как раз юридический, а не фактический налогоплательщик в виду нижеследующего:

1.

Ставка НДС включается в цену (тариф) договора, что означает по сути применение сторонами расчетного метода на стадии согласования воль, с помощью которого их имущественные интересы балансируются на том уровне встречных имущественных удовлетворений, когда сумма брутто-платежа (включая НДС) адекватна справедливой оценке плательщиком своей экономической выгоды от предоставления определенного имущественного эквивалента (например, транспортного средства по договору финансовой аренды (лизинга)).

2. Цена договора не подлежит автоматическому пересмотру на величину законодательного повышения ставки НДС.

Ведь Закон № 303-ФЗ не предусматривает в качестве переходных положений императивность (а с учетом его отраслевой принадлежности к актам законодательства РФ о налогах и не может вторгаться в зону ответственности гражданского законодателя) корректировки условий гражданско-правовых сделок, а лишь новеллизирует режим налогообложения хозяйственных операций, опосредующих реализацию товаров (работ, услуг) по длящимся правоотношениям, возникшим до 1 января 2019 года.

Этот вывод подтверждается, в частности разъяснениями фискальных органов:

2.1. “Исключений по товарам (работам, услугам), имущественным правам, реализуемым по договорам, заключенным до вступления в силу Закона № 303-ФЗ, и имеющим длящийся характер с переходом на 2019 и последующие годы, указанным Законом № 303-ФЗ не предусмотрено….

В этой связи внесение изменений в договор в части изменения размера ставки НДС не требуется.

Вместе с тем, стороны договора вправе уточнить порядок расчетов и стоимость реализуемых товаров (работ, услуг), передаваемых имущественных прав в связи с изменением налоговой ставки по НДС” (Письмо ФНС России от 23 октября 2018 г. № СД-4-3/20667).

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/danilenkov/1410830/

Готовимся к изменениям НДС на ПО с 2021 года

Ндс 20 гарант
С нового года вступают в силу поправки, фактически отменяющие льготу по НДС на реализацию софтверных лицензий в отношении большинства наименований ПО. В первую очередь это затронет зарубежный софт, далее идут программы для ЭВМ и базы данных российского происхождения, не попавшие в Реестр отечественного ПО.

Независимо от попадания в Реестр, льготы по НДС на ПО лишатся рекламные сервисы и приложения, агрегаторы (маркетплейсы) и поисковые программы. Есть мнение, что изменения затронут любые программы, в которых имеется реклама даже собственных продуктов или услуг.

Предложение купить лицензию на платный доступ к сервису или расширенную версию условно бесплатной программы, также можно рассматривать в качестве рекламы.

Как это произошло и что предпринять читайте под катом

С чем связана отмена льготы по НДС на ПО

Поправки в Налоговый кодекс (НК РФ) внесены Федеральным законом от 31.07.2020 N 265-ФЗ. Изменения вводят дополнительные требования для освобождения от НДС реализации прав на программы для ЭВМ и базы данных. Поправки в НК РФ по «налоговому маневру в ИТ-отрасли» вступают в силу с 01 января 2021 года.

В чем суть нового требования? В новой редакции пп.26 п.2 ст.149 НК РФ право на «льготу» по НДС сохранено исключительно в отношении реализации прав на ПО, включенное в реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных (Реестр отечественного ПО), который ведет Минкомсвязи.

В результате налогового маневра в ИТ-отрасли отчуждение и предоставление прав на зарубежное программное обеспечение независимо от вида договора будет облагаться НДС. Такой софт по определению нельзя включить в Реестр отечественного ПО.

Аналогично без льготы останется ПО большинства российских правообладателей, поскольку попасть в Реестр не так-то просто.

В качестве экономической причины фактической отмены льготы по НДС на ПО называют необходимость компенсации выпадающих доходов бюджета в результате одновременного снижения налога на прибыль и ставок страховых взносов для ИТ-компаний. Подробнее об этом смотрите информацию на нашем сайте.

Как зарегистрировать приложение в Реестре отечественного ПО

Это отдельная тема для разговора. Если кратко, то нужно соблюсти следующие минимальные требования: 1) Правообладателем российского ПО должен быть гражданин России или коммерческая организация. При этом доля участия российских граждан, организаций, РФ, субъектов РФ, в коммерческой организации должна быть более 50%.

2) Сведения о программном продукте не могут составлять государственную тайну. 3) Общая сумма выплат за календарный год по лицензионным договорам в отношении иностранных юридических и физических лиц составляет мене 30 процентов выручки правообладателя программного обеспечения от его реализации, включая предоставление прав использования.

4) Программное обеспечение не имеет принудительного обновления и управления из-за рубежа 5) Гарантийное обслуживание, техническая поддержка и модернизация программного обеспечения осуществляются российской коммерческой или некоммерческой организацией без преобладающего иностранного участия либо гражданином Российской Федерации.

6) Заявление и прилагаемые к нему документы и материалы представляются через сайт Минкомсвязи с использованием электронной подписи заявителя.

7) В заявлении обязательно указываются гиперссылки на сайт правообладателя с техническими документами:

  1. с описанием функциональных характеристик программного обеспечения и информацией, необходимой для установки и эксплуатации ПО;
  2. содержащими описание процессов, обеспечивающих поддержание жизненного цикла программного обеспечения, в том числе устранение неисправностей, выявленных в ходе эксплуатации программного обеспечения, совершенствование программного обеспечения, а также информацию о персонале, необходимом для обеспечения такой поддержки.

Ваш технический писатель должен потрудиться составить документы в соответствии с ГОСТами. 8) К заявлению прикладываются документы, подтверждающее исключительные права заявителя на регистрируемое ПО.

Чем подтверждаются исключительные права на ПО

ПО защищается авторским правом как литературные произведения. Поэтому исключительные права на него возникают с момента создания и не требуют формального подтверждения со стороны государства.

Тем не менее, Гражданский кодекс предусматривает возможность государственной регистрации программ для ЭВМ и баз данных. По результатам регистрации заявителю выдается Свидетельство, в котором указан правообладатель.

Однако Свидетельство о государственной регистрации ПО не является 100% гарантией наличия исключительного права у заявителя. Оно подразумевается пока не доказано иное.

Поскольку права на ПО возникают в силу его создания первоначально у автора, то необходимо подтвердить переход прав к заявителю по договору или в силу закона.

На практике возможны минимум 3 варианта подтверждения исключительных прав на ПО:

а) В случае создания программного обеспечения по заказу правообладателя, переход исключительного права подтверждается Договором заказной разработки с организацией – подрядчиком или Договором авторского заказа с разработчиком – физическим лицом (в т.ч. в статусе ИП). б) При покупке исключительных прав необходимо иметь Договор отчуждения исключительных прав на ПО. в) В случае разработки ПО силами штатных сотрудников права работодателя на такое ПО подтверждается документами, необходимыми для возникновения прав на служебное произведение. Здесь потребуется оформить целый пакет документации.

Таким образом, оптимизация НДС через переход на лицензионные договоры уходит в прошлое. Готовимся к новой реальности и пробуем попасть в Реестр отечественного ПО.

Хабы:

  • 16 февраля 2016 в 18:48
  • 5 июня 2015 в 14:30
  • 21 марта 2010 в 15:18

Источник: https://habr.com/ru/post/518150/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.