Неосновательное обогащение проводки

неосновательное обогащение | Бухгалтерские услуги

Неосновательное обогащение проводки

   На вопросы отвечает Г. Г. Лалаев, доцент Финансового университета при Правительстве РФ, советник государственной гражданской службы РФ 1-го класса.

   В Письме Минфина РФ от 13.04.2015 № 03‑03‑06/20826 содержится вывод о том, что сумма неосновательного обогащения, присужденная к взысканию с ответчика, учитывается истцом в составе внереализационных доходов для целей исчисления налога на прибыль организаций на дату вступления в законную силу решения суда.

При этом в письме нет каких-либо пояснений по поводу конкретных ситуаций, когда возникает указанный внереализационный доход. По нашему мнению, не любую присужденную судом сумму неосновательного обогащения следует включать в состав внереализационных доходов.

Прокомментируйте, пожалуйста, данное письмо с учетом специфики взаимоотношений между строительными организациями.

   Основанием для взыскания неосновательного обогащения является положение ст. 1102 ГК РФ о том, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

   На данную статью ссылаются, например, заказчики работ (генеральные подрядчики), требуя взыскать с подрядчика (субподрядчика) сумму неотработанного аванса.

Имеется в виду ситуация, когда подрядчик, получивший аванс, не приступил к выполнению работ либо когда стоимость выполненных до момента расторжения договора работ составляет сумму, меньшую, чем перечисленный ему заказчиком работ аванс.

Очевидно, что в указанных ситуациях вступление в силу решения суда о взыскании с подрядчика неосновательного обогащения не приводит к возникновению у заказчика работ внереализационного дохода.

Дело в том, что сумма перечисленного подрядчику аванса не учитывалась заказчиком работ в составе расходов, уменьшающих базу по налогу на прибыль. (В силу п. 14 ст. 270 НК РФ суммы предварительной оплаты не включаются в состав расходов при методе начисления.)

   Рассмотрим другую возможную ситуацию. Генеральный подрядчик принял от субподрядчика выполненные работы и учел их стоимость в составе расходов, поскольку завершенный строительством объект был сдан застройщику.

Спустя некоторое время выяснилось, что субподрядчик завысил расценки либо объемы работ. Суд удовлетворил иск генподрядчика и признал, что на стороне субподрядчика возникло неосновательное обогащение.

В такой ситуации на дату вступления в силу решения суда генеральный подрядчик обязан признать внереализационный доход в виде суммы неосновательного обогащения.

   Еще один пример. Застройщик уплачивал арендную плату за земельный участок, предоставленный администрацией города для строительства нескольких многоквартирных жилых домов. Суммы арендной платы учитывались застройщиком в составе расходов.

Впоследствии застройщик обратился в суд с иском к администрации о взыскании неосновательного обогащения в виде части перечисленных арендных платежей.

Иск был мотивирован тем, что с момента государственной регистрации права собственности на помещения в первом построенном доме часть земельного участка перешла в общую долевую собственность собственников помещений, в силу чего администрация утратила право распоряжения этим участком и право требования арендной платы за него. Суд признал требования застройщика обоснованными и взыскал с администрации сумму неосновательного обогащения. На дату вступления в силу судебного акта застройщик должен признать внереализационный доход.

   В названном письме указано на обязанность признания истцом вренереализационного дохода и ничего не сказано о возможности отражения ответчиком внереализационного расхода. Вправе ли ответчик на дату вступления в силу решения суда включить сумму взысканного с него неосновательного обогащения в состав внереализационных расходов?

  Да, при определенных обстоятельствах ответчик может квалифицировать сумму неосновательного обогащения в качестве внереализационных расходов.

Однако, как отмечалось выше, сумма неотработанного аванса, подлежащая возврату заказчику работ, не будет являться внереализационным расходом, ведь полученный аванс подрядчик при методе начисления не учитывал в составе доходов (пп. 1 п. 1 ст. 251 НК РФ).

   Вернемся ко второй ситуации, когда суд встал на сторону генподрядчика, считавшего, что на стороне субподрядчика возникло неосновательное обогащение ввиду завышения последним расценок либо объемов выполненных работ. Может ли в такой ситуации на дату вступления в силу решения суда субподрядчик отразить во внереализационных расходах сумму взысканного с него неосновательного обогащения?

   Полагаем, может. Дело в том, что субподрядчик, завысив расценки или объем работ, завысил размер доходов (стоимость реализованных работ). Поэтому вступление в силу решения суда – основание для признания суммы неосновательно обогащения в качестве внереализационных расходов.

=============================================================================

По вопросам постановки бухгалтерского и налогового учета, формирования и сдачи отчетности в ИФНС, внебюджетные фонды и органы статистики, восстановления бухгалтерского учета и бухгалтерского сопровождения, обращайтесь к нам:

Консалтинговая компания «ФИНАНСЫ и ПРАВО»    сайт:  ВАШ БУХГАЛТЕР
E-mail: ВАШ БУХГАЛТЕР

Телефон: +7 929 509 1448
Факс: +7 495 943 1448

Источник: https://xn----8sbciheb9blc3bwef4a.xn--p1ai/neosnovatelnoe-obogashhenie/

Неосновательное обогащение как расход для целей налога на прибыль: возобладал экономический подход

Неосновательное обогащение проводки

Комментарий к определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 11.09.2015 № 305-КГ15-6506.

Верховный Суд РФ в целом и его Судебная коллегия по экономическим спорам в частности, к сожалению, не балуют профессиональное сообщество судебными актами по налоговым вопросам. Тем ценнее для нас каждый случай рассмотрения ВС РФ налогового спора по существу.

Относительно незаметно для многих прошло рассмотрение высшей судебной инстанцией дела № А40-84941/2014 ОАО «Машиностроительный завод «Маяк». Формально будучи посвященным достаточно узкому вопросу, оно, на наш взгляд, может оказаться знаковым с точки зрения общих подходов ВС РФ к вопросам формирования налоговой базы по налогу на прибыль.

Фабула дела относительно проста. Налогоплательщик (покупатель) заключил с контрагентом договор купли-продажи нежилого здания, однако регистрирующие органы отказались зарегистрировать переход права собственности на это здание к покупателю.

Тем не менее на момент получения отказа в регистрации здание было фактически передано покупателю и использовалось им для осуществления своей предпринимательской деятельности (помещения здания были отведены под производство продукции: в частности, там разместились сборочные цеха, где осуществлялась финальная сборка продукции, испытательная станция и химическая лаборатория). После отказа государственного органа покупатель и продавец предъявили друг к другу исковые требования об обязании продавца осуществить регистрацию перехода права собственности на здание к покупателю и о взыскании неосновательного обогащения и об обязании покупателя возвратить недвижимое имущество продавцу.

Арбитражные суды принимали судебные акты в пользу продавца, однако покупатель обязанность по возврату имущества продавцу не исполнял и продолжал фактически его использовать для осуществления предпринимательской деятельности в течение нескольких лет (с 2006 по 2011 г.).

В связи с этим продавец предъявил покупателю серию дополнительных исков о взыскании неосновательного обогащения за фактическое пользование спорным недвижимым имуществом и процентов за пользование чужими денежными средствами за несвоевременное исполнение решений судов .

При расчете суммы взыскиваемого неосновательного обогащения продавец исходил из величины платы за пользование недвижимым имуществом, применявшейся в периодах, в течение которых покупатель незаконно удерживал здание.

В конечном итоге все исковые требования продавца были удовлетворены и покупатель выплатил продавцу присужденные суммы неосновательного обогащения в полном объеме. Причем эти суммы были включены ОАО «Машиностроительный завод «Маяк» в состав внереализационных расходов для целей налога на прибыль.

По результатам проверки за период с 2010 по 2012 г. налоговый орган признал включение выплаченных налогоплательщиком сумм неосновательного обогащения в состав расходов для целей налога на прибыль необоснованным и вынес решение о доначислении налога на прибыль, пеней и штрафа за неполную уплату этого налога.

Попытки ОАО «Машиностроительный завод «Маяк» обжаловать данное решение в административном порядке, а также в Арбитражном суде г. Москвы, Девятом арбитражном апелляционном суде и Арбитражном суде Московского округа положительного результата не дали.

Отказывая налогоплательщику в удовлетворении заявленных им требований, судьи судов первой, апелляционной и кассационной инстанций исходили из того, что (а) при взыскании с налогоплательщика сумм неосновательного обогащения у него не возникает экономическая выгода; (б) ранее выгода от безвозмездного пользования чужим имуществом не была учтена заявителем в составе облагаемых налогом на прибыль внереализационных доходов. При этом суды апелляционной и кассационной инстанций также сослались на ранее сложившуюся судебную практику по данному вопросу[1].

Казалось бы, на этом можно было поставить точку. Ведь шансы изменить подход, поддержанный судами сразу трех инстанций, да еще и с учетом крайней избирательности ВС РФ в части дел для рассмотрения по существу, были, мягко говоря, невелики. Тем не менее налогоплательщик проявил завидное упорство и подал кассационную жалобу в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ (далее — Коллегия).

Отменяя судебные акты нижестоящих судов и удовлетворяя требования ОАО «Машиностроительный завод «Маяк», Коллегия привела следующие аргументы. Во-первых, судьи сослались на подп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ, предусматривающий в числе прочего возможность вычета расходов на возмещение причиненного ущерба.

При этом, по мнению суда, понятия «ущерб» и «убытки» используются в главе 25 НК РФ, регулирующей вопросы налогообложения прибыли, как равнозначные.

Во-вторых, Коллегия обратила внимание на то, что в период нахождения спорного имущества в фактическом владении покупателя оно фактически использовалось последним для осуществления деятельности, направленной на извлечение дохода, следовательно, связанные с этим пользованием затраты отвечали общему принципу экономической обоснованности расходов (п. 1 ст. 252 НК РФ). Третьим аргументом в пользу налогоплательщика стало то, что, по мнению Коллегии, взысканные с несостоявшегося покупателя суммы неосновательного обогащения представляли собой не что иное, как плату за пользование имуществом[2], т.е. экономическая природа взысканных с налогоплательщика сумм тождественна экономической природе арендной платы, включаемой обычно в состав расходов для целей налога на прибыль.

По нашему мнению, позиция, занятая членами Коллегии в рамках рассматриваемого дела, будет иметь существенное значение при формировании дальнейшей практики по налоговым делам в отношении самых разных вопросов.

На наш взгляд, судьи четко и недвусмысленно продемонстрировали свою приверженность экономическому подходу к разрешению налоговых споров, подразумевающему определение налоговых последствий деятельности хозяйствующих субъектов исходя из экономического содержания их отношений (даже в тех случаях, когда подобный подход противоречит формально-юридической квалификации этих отношений). Кроме того, хоть это и не было озвучено прямо, Верховный Суд фактически подтвердил актуальность принципа нейтральности и равенства налогообложения, в соответствии с которым к однородным с экономической точки зрения отношениям при отсутствии специальных указаний в налоговом законодательстве должны применяться единые налоговые последствия[3], а также установил возможность применения аналогии в налоговых правоотношениях[4].

В принципе, в свете проведенного анализа экономической природы отношений между заявителем и его контрагентом судьям Верховного Суда не было необходимости исследовать природу неосновательного обогащения и пытаться подвести ее под определение убытков, а также исследовать соотношение понятий «убыток» и «ущерб» в налоговом законодательстве. Дело в том, что п. 1 ст. 265 НК РФ содержит неисчерпывающий перечень затрат, которые могут быть включены в состав внереализационных расходов. Поэтому даже в том случае, если данную судьями квалификацию неосновательного обогащения как разновидности убытков признать неубедительной, эти затраты могут быть без особых проблем квалифицированы как «другие обоснованные расходы» (подп. 20 п. 1 ст. 265 НК РФ). В том, что выплаченные суммы неосновательного обогащения являются затратами, сомневаться не приходится, поскольку передача соответствующих денежных средств собственнику здания уменьшила имущественную сферу налогоплательщика.

В заключение хотелось бы обратить внимание на довод нижестоящих судов о том, что отказ во включении затрат на выплату неосновательного обогащения в состав расходов для целей налога на прибыль может быть обоснован фактом непризнания налогоплательщиком доходов от безвозмездного пользования незаконно удерживаемым имуществом, а следовательно, отсутствием у него экономической выгоды в размере уплаченных сумм неосновательного обогащения. Полагаем его несостоятельным по следующим основаниям.

Действительно, вопреки утверждению судов, при безвозмездном пользовании имуществом (вне зависимости от наличия или отсутствия у пользователя для этого законных оснований) у лица, извлекающего полезные свойства из этого имущества, возникает экономическая выгода.

Она состоит в том, что лицо, использующее не принадлежащее ему имущество, фактически освобождается от несения связанных с этим затрат. В данном случае имущественная сфера этого лица не уменьшается в ситуации, в которой она должна была уменьшиться.

То есть материальное положение такого лица улучшается по сравнению с ситуацией, когда оно действовало бы на законных основаниях и вынуждено было бы оплачивать пользование имуществом.

Справедливость утверждения о том, что получение любого материального блага (в широком смысле этого понятия) без уплаты встречного предоставления образует экономическую выгоду получающей его стороны, подтверждается непосредственно налоговым законодательством[5].

Таким образом, если бы заявитель продолжал пользоваться спорным имуществом безвозмездно, он, безусловно, должен был бы отразить у себя внереализационный доход в виде рыночной стоимости права пользования этим имуществом.

Однако поскольку в конечном итоге безвозмездное пользование заявителем не принадлежащим ему имуществом не состоялось (вследствие взыскания собственником имущества сумм неосновательного обогащения), отсутствовали правовые основания для включения стоимости пользования имущества в состав доходов заявителя.

Наконец, даже если признать невключение заявителем стоимости пользования имущества в состав своих доходов, нарушение им порядка формирования доходной части своей налоговой базы не может влиять на формирование ее расходной части, поскольку включение затрат в состав расходов налогоплательщика обусловлено исключительно соответствием затрат критериям экономической обоснованности и документальной подтвержденности, а также соблюдением количественных ограничений (нормативов), установленных налоговым законодательством[6].

На данный момент нам неизвестно о наличии у налоговых органов планов по обжалованию определения Коллегии в порядке надзора. Хочется надеяться, что Верховный Суд будет и дальше последовательно реализовывать заявленный в комментируемом судебном акте либерально-экономический подход к налогообложению прибыли российских организаций.

Источник: https://zakon.ru/blog/2016/1/9/neosnovatelnoe_obogashhenie_kak_rasxod_dlya_celej_naloga_na_pribyl_vozobladal_ekonomicheskij_podxod

Необоснованное обогащение

Неосновательное обогащение проводки

Назарова А. В.,
практикующий бухгалтер

Как известно, возврат неосновательного обогащения не является расходом по правилам, актуальным для плательщиков налога на прибыль. Справедливо отнести данное правило и к «упрощенцам», которые руководствуются теми же принципами, потому что в гл. 26.2 НК РФ отсутствуют специальные правила о корректировке доходов при возврате неосновательного обогащения.

В ст.

1102 ГК РФ раскрывается понятие «неосновательное обогащение», согласно которому лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ. Иначе говоря, неосновательное обогащение – это приобретение или сбережение имущества за счет другого лица без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. Существует несколько ситуаций, при которых может случиться неосновательное обогащение.

Неосновательное обогащение
Действия третьих лицДействия приобретателя имуществаДействия потерпевшего

Примером действий приобретателя может служить почтовый перевод, который получен по ошибке, например в связи с одинаковой фамилией.

Если произошла такая ситуация, как получение излишнего товара покупателем, один и тот же товар был оплачен дважды или были оказаны услуги без подписания договора, оплачен чужой долг, то это будет являться действиями потерпевшего.

И, наконец, действиями третьих лиц могут быть такие, как ошибка банка при совершении переводов, выдача груза службой доставки не тому лицу, что указано в накладной, и т. п.

Для организаций, применяющих УСН, может возникнуть вопрос необоснованного обогащения еще в одном немаловажном случае – НДС при продаже товаров, работ, услуг. Организация, применяющая УСН, как правило, не является плательщиком НДС.

В случае если данная организация без выставления счета-фактуры выделит НДС своим покупателям и они его заплатят, у организации на УСН возникнет неосновательное обогащение, так как выставление счета-фактуры обязательно, а соответственно, и обязательна в дальнейшем уплата НДС в бюджет.

ПЕРВОИСТОЧНИК

В случае возврата налогоплательщиком сумм, ранее полученных в счет предварительной оплаты поставки товаров, выполнения работ, оказания услуг, передачи имущественных прав, на сумму возврата уменьшаются доходы того налогового (отчетного) периода, в котором произведен возврат.

– Абзац 3 п. 1 ст. 346.17 НК РФ.

Возврат при неосновательном обогащении

Если неосновательное обогащение произошло по отношению к нематериальному (например, к услугам), то потерпевшему должна быть возвращена стоимость данных услуг. Гражданско-правовая ответственность возникает при ряде условий, таких, как виновность причинившего вред лица, факт вреда, действие или бездействие виновного лица, связь между противоправными действиями и возникшим вредом.

Если неосновательное обогащение произошло по отношению к материальному, то и возврат потерпевшему должен производиться в материальной форме. В случае невозможности вернуть в материальной форме производится возмещение стоимости данного имущества.

Стоимость должна соответствовать стоимости на момент приобретения плюс включать все убытки, которые связаны с изменением стоимости данного имущества. Убытки, как правило, возникают, если стоимость не была возвращена сразу после факта установления неосновательного обогащения (п. 1 ст. 1105 ГК РФ).

Сложившаяся судебная практика подразумевает возмещение и стоимости имущества, и убытков в случае недобросовестности лица, не сообщившего о неосновательном обогащении сразу; при этом стоимость утраченного имущества по рыночной цене не может превышать ту, по которой данное имущество приобреталось.

Неосновательно обогатившееся лицо несет полную ответственность за данное имущество с того момента, как оно узнало о данном обогащении.

В случае добросовестности лица, получившего неосновательное обогащение, при гибели имущества с него снимается обязательство по возмещению стоимости, в случае недобросовестности – не снимается, и он будет обязан возместить стоимость имущества.

ВАЖНО В РАБОТЕ

Возврат невозможен, если имущество передано на благотворительность или для выполнения обязательства до срока наступления неосновательного обогащения или после его окончания, а также если предоставлено для выполнения заведомо несуществующих обязательств, с доказательством того, что требующее возврата лицо знало о бездоговорных отношениях.

Налоговый учет в целях применения УСН

Источник: https://buhpressa.ru/svezhij-nomer/239-maj-2016/5242-neobosnovannoe-obogashchenie

Неосновательное обогащение: о расходах для налога на прибыль

Неосновательное обогащение проводки

“Промышленность: бухгалтерский учет и налогообложение”, 2013, N 1

Неосновательное обогащение за счет другого лица чревато последствиями (как говорится, за все приходится платить). В частности, это касается ситуации, когда предприятие промышленности в своих целях, не имея на то оснований, использует чужое имущество. Можно ли учесть суммы выплаченного неосновательного обогащения в целях налогообложения прибыли?

Когда происходит неосновательное обогащение?

Если предприятие неосновательно обогатилось за счет другого лица – потерпевшего, применяются нормы гл. 60 “Обязательства вследствие неосновательного обогащения” ГК РФ (ст. ст. 1102 – 1109). Согласно п. 1 ст.

1102 ГК РФ неосновательное обогащение – это неосновательное приобретение или сбережение имущества за счет другого лица без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований.

Правила, предусмотренные указанной главой, подлежат применению также к требованиям:

  • о возврате исполненного по недействительной сделке;
  • об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения;
  • одной стороны в обязательстве к другой стороне о возврате исполненного в связи с этим обязательством;
  • о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица.

При каких обстоятельствах возникает неосновательное обогащение? Обязательство по возврату неосновательного обогащения может стать следствием признания заключенного между сторонами договора подряда, купли-продажи и т.д. недействительным или расторжения его по требованию одной из сторон .

О расторжении договора мы писали в N 7, 2012 (см. статью “Расторжение договора: кто неосновательно обогатился?”).

О неосновательном обогащении речь идет и в случае, когда продавец при продаже имущества исчисляет НДС с межценовой стоимости, а покупателю выставляет счет-фактуру с суммой налога, исчисленной с полной стоимости . Аналогичная ситуация – исчисление НДС по ставке 18% вместо нулевой ставки .

Статья “Когда предъявленный продавцом НДС является неосновательным обогащением?”, N 3, 2012.
См. статью “Как вернуть НДС, излишне уплаченный исполнителю?”, N 7, 2012.

Необоснованное обогащение может возникнуть и в связи с незаконным использованием чужого имущества (например, земельного участка). С такой ситуацией столкнулись судьи ФАС ВВО (см. Постановление от 04.12.2012 по делу N А29-3460/2012).

Предприниматель на основании договора купли-продажи недвижимого имущества и оборудования приобрел право собственности на нежилое здание – цех лесопиления.

Администрация муниципального образования городского округа “Ухта” обратилась в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения за пользование земельным участком под указанным зданием в отсутствие правовых оснований и без внесения платы.

Предприниматель настаивал на том, что у администрации отсутствует право взыскания платы за пользование земельным участком после заключения договора купли-продажи, однако данный аргумент был признан арбитрами несостоятельным.

Факт заключения договора купли-продажи недвижимости сам по себе (без государственной регистрации перехода права) не порождает у покупателя права собственности на это имущество, а потому до момента регистрации права собственности на спорный земельный участок пользователь должен оплачивать использование земельного участка применительно к арендным платежам. Предприниматель не представил доказательств внесения платы за пользование земельным участком, а потому суды удовлетворили исковые требования администрации.

Какова расплата?

Чем именно придется пожертвовать при неосновательном обогащении (каковы обязательства как результат такого обогащения)? В соответствии с п. 1 ст. 1104 ГК РФ имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре.

Это правило применяется в случаях, когда у приобретателя сохранилось то имущество, которое было приобретено (получено) им первоначально.

При этом приобретатель отвечает перед потерпевшим за всякие (в том числе случайные) недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, произошедшие после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. До этого момента он отвечает лишь за умысел и грубую неосторожность (п. 2 ст. 1104 ГК РФ).

Самый простой пример – поставщик получил от покупателя аванс. При расторжении договора поставки этот аванс должен быть возвращен покупателю. Это связано с тем, что при расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась (п. 1 Информационного письма N 49 ). Получается: что получили, то и вернули.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 “Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении”.

Необходимо учитывать: в силу п. 2 ст.

1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения начисляются проценты за пользование чужими средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств. Данная норма применяется только в случаях, когда имело место обогащение в денежной форме (п. 6 Информационного письма N 49, Постановление ФАС ЗСО от 28.06.2012 по делу N А46-8504/2011).

Еще один важный момент: при применении последствий исполненной обеими сторонами недействительной сделки, когда одна из сторон получила по сделке денежные средства, а другая – товар, работы или услуги, следует исходить из равного размера взаимных обязательств сторон.

Нормы о неосновательном денежном обогащении могут быть применены к отношениям сторон только в случае получения одной из сторон денежной суммы, явно превышающей стоимость переданного другой стороне (п. 27 Постановления Пленума ВС РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998).

А вот если полученное (сбереженное) имущество в натуре вернуть не представляется возможным, потерпевшему возмещаются действительная стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения (п. 1 ст. 1105 ГК РФ). Невозможность возврата имущества в натуре может иметь место не только в случаях, когда имущество отсутствует у неосновательно приобретшего его лица, но и в иных случаях. Например

Источник: https://WiseEconomist.ru/poleznoe/86868-neosnovatelnoe-obogashhenie-rasxodax-dlya-naloga-pribyl

Неосновательное обогащение — Эльба

Неосновательное обогащение проводки

Чужое брать нельзя, а если взяли, надо вернуть. В главе 60 Гражданского кодекса это правило из жизни именуется неосновательным обогащением. Рассказываем, где предприниматель может встретиться с ним и потерять деньги.

Что такое неосновательное обогащение

Неосновательное обогащение — когда лицо получило выгоду, которая не положена. Выгоду надо вернуть, даже если не было злого умысла, просто так вышло. Примерно это сказано в ст. 1102 ГК РФ.

Получившего выгоду на языке закона называют приобретателем. За счёт кого выгода случилась — потерпевшим. Предприниматель может оказаться на любой стороне. 

Вот реальные ситуации, когда имеет место неосновательное обогащение, хотя это не всегда очевидно:

Источник: https://e-kontur.ru/enquiry/1425/neosnovatelnoe-obogashchenie

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.